Feb. 25th, 2015

pavell: (Питер)
Прочтя очередной раз в ленте «Пушкин – негр» (на этот раз – от умнейшего Андрея Епифанцева), решил ещё раз сформулировать, чем нам не нравится советский расизм.
В основе советского определения национальности (в дальнейшем – советский расизм) лежит метафора «крови». Предполагается, что возможны люди, которые «по крови» на четверть евреи, наполовину грузины или на одну восьмую китайцы.
То, что «кровь» в данном случае именно метафора, легко убедиться. Попробуйте напузырить в один стакан – вашей русской крови, а другой – вашей еврейской (украинской, грузинской, армянской etc.). У вас это не получится. Очевидно, что никакая китайская, равно как молдавская, русская, японская и т.п. «кровь» в ваших жилах не циркулирует. А та, что по ним течёт – делится на группы А, B, С в полном соответствии с данными науки. Определить группу крови легко. Определить «национальность» крови – невозможно. В лучшем случае можно говорить о генотипе дальних предков.
Однако метафора «крови» всё же имеет смысл. Когда советский недочеловек говорит, что «по крови» он на четверть еврей (кумык, азербайджанец и т.п.), он имеет в виду, что евреем был его дедушка. Таким образом, в основе метафоры «крови» лежит представление о жестко заданной национальности предков, из которой, как из конструктора, собирается национальная идентичность их потомка. Допустим, у некоего человека есть еврейский дедушка, молдавская бабушка, другой дедушка – таджик, а бабушка – эфиопка. Что он будет говорить: Ну да: «Я на четверть таджик, на четверть еврей, на четверть эфиоп и на четверть – молдаванин».
При подобном подходе, однако, как правило, игнорируется тот факт, что дедушки-бабушки тоже ведь могли быть кем-нибудь «на четверть». Ни из чего не следует, что еврейский дедушка – 100% еврей. Может, у него была мордовская мама и якутская бабушка по маминой линии?
В основе метафоры «крови» лежит представление о чистопородности предков, дескать, бывших «чистыми», 100%-ми русскими, китайцами, грузинами, немцами и т.п. и неполноценности их потомка, который сам себя считает метисом, то есть беспородной смесью разных народов, «дворнягой».
Казалось бы, кому какая разница, ну считает себя человек «дворняжкой», и что? Однако это порождает политические проблемы в деле нацстроительства. Советский метис искренне считает себя недочеловеком и ошибкой природы. В силу этого он не способен требовать политические права, которые могли бы принадлежать ему как части нации. В самом деле, если бы такой человек осознавал себя русским (сама мощная идентичность в российских условиях), то уже как русский он мог бы требовать себе гражданских прав и связанного с ними суверенитета личности.
Однако в результате поражения сознания советским расовым дискурсом советский недочеловек искренне считает себя нерусским даже в случае наличия у него всего лишь одного нерусского прадедушки или прабабушки, а в результате оказывается неспособным на национальную солидарность с другими русскими (несмотря на то, что является русским по сути). Тем самым советский расовый дискурс подрывает русскую национальную идентичность.
Отсюда многочисленные утверждения, что «Пушкин – негр», основанные на представлении о том, что даже одна восьмая доля «крови» выводит человека из русских и делает неполноценным метисом.
Как может быть преодолен советский расовый дискурс? Очевидно, необходимо вернуться к процедуре определения национальности, принятой в Российской империи. Там национальность сильно зависела от религиозной принадлежности. То есть немец, принявший православие, мог считать себя русским. То же касалось и представителей других нерусских народов, например, тех же евреев. Известный драматург Шварц в детстве считал себя русским, так как семья исповедовала православие. В «евреи» (в советском понимании) его загнали пинками уже в зрелом возрасте. Таковы были парадоксы советской национальной политики, которая мешала интеграции в русские людей, вполне к такой интеграции готовых.
Нужно учесть, что человек как живой организм существует в двух смыслах: 1) как индивидуум; 2) как родовое существо, часть биопотока. В этом втором качестве многое зависит от того, с кем человек социализируется, с кем заключает браки, к какому народу принадлежат его дети. Веками это регулировала религия.
Именно поэтому недостаточно просто провозгласить себя русским, как думают некоторые. Подобное провозглашение – всего лишь выбор индивидуума, и это решение нестойко. А вот принятие религии – это уже согласие на вступление в брак с представителями определенного народа. Согласие на то, что и дети будут принадлежать к этому народу.
Поэтому механизм «приёма в русские», существовавший в Российской империи, является более совершенным, чем то, что было в Советском Союзе. Советский расизм лишь плодит метисов, не понимающих, кто они по национальности, и зачастую занимающих позиции, враждебные русским, исходя из ложной концепции своей «метисизированности».
Механизм, описанный мной, позволяет принять подавляющее большинство метисов в русские и тем самым решить национальный вопрос и закрыть проблему советского расизма с его бредовыми утверждениями про «Пушкина-негра».
Готов ответить на вопросы.

Profile

pavell: (Default)
pavell

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 05:57 am
Powered by Dreamwidth Studios